Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

лавандовая комната

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее (список заголовков)
16:32 

откопайте ее, она притворяется!
26.09.2014 в 14:47
Пишет чертов арчи блумквист!:

"Я поняла это, как только увидела его на том пляже. Он был готов утопить Лукаса, лишь бы попасть к нам в группу. Потому что когда он пытается заглянуть внутрь себя, он ничего не находит."
-цитата, которая заставила меня серьезно задуматься над..всем, собственно.



I love your wall.
...
I love you all.



Фрэнк, 2014.
Без лишних слов.

URL записи

@темы: фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее

21:03 

откопайте ее, она притворяется!
Я немного опечален окружающим миром. Поэтому мне хочется ответить на ваши вопросы.
Задайте мне любой интересующий вопрос, дайте тему для поста, давайте я поработаю для публики :"з

вчера я на протяжении двух часов безуспешно пыталась записать видео me playing Everywhere by Jason Mraz, чтобы показать вам. но каждый раз я обязательно путала аккорд\\забывала слова\\начинала безудержно чихать\\просто не мой день, ребят.

@темы: добро пожаловать в наш дурдом, фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее

23:15 

откопайте ее, она притворяется!
Мне всегда очень грустно становится, когда люди уходят из моей жизни. Не важно, общались мы или просто перекинулись парой слов, а я знал - он классный котан, обязательно поддержит в трудную минуту.

У меня был друг, J. Ну, как друг... я просто бетила его работу, не более. Но мы периодический обменивались письмами. На удивление откровенными. НО давноне писали друг другу. И тут мне пришло от него письмо.

Наверное - это очень глупо... писать тебе сейчас.
Просто я должен был.
Прости, что мы так долго не общались, что я забросил Хрусталь и что не предупредил тебя раньше. Теперь я переезжаю в Петербург, чтобы наконец-то начать жить самостоятельно. Времени не будет совсем, и чтобы не было соблазна снова заняться собственной виртуальной жизнью, я удаляю профили. В том числе и на фикбуке. Спасибо тебе - ты чудесный человечек, у тебя будет много счастья и радости в жизни. Обязательно! Спасибо тебе, Эн.
Удачи!


И мне сразу стало невероятно грустно на душе. От того, что мы больше не встретимся. Мы больше не напишем друг другу. И не важно, что мы не писали месяцами, что мы вспоминали друг о друге раз в две недели, это все неважно. Просто J был чудесным, а теперь он исчез.

@темы: фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее, чем хуже боль, тем больше таблеточки, да?

22:45 

откопайте ее, она притворяется!
иногда я чувствую себя никому не нужным человеком. мне иногда хочется забиться в уголок и там поплакать, и рассказать отзывчивой темноте про все свои проблемы. темнота выслушает и ничего мне не ответит, и я расплачусь еще пуще, как маленькая. это непередаваемо отвратительно - плакать. жалеть себя, ненавидеть себя, жалеть еще сильнее и так по чертовому замкнутому кругу. ненависть-жалость-ненависть. что было раньше? что я начал делать раньше? плакать и жалеть себя или ненавидеть?

ты усмехаешься, услышав, что я себя ненавижу. конечно. я всего лишь подросток-максималист, и

все это пройдет, милая, все пройдет. не печалься, и прекрати ты, наконец, бегать к почтовому ящику, тебе никто не пишет! разве ты не усекла к своим семнадцати годам, что ты никому не нужна? ха-ха, ты такая смешная. ну, малыш, не плачь. ну что ты как маленькая?

я чувствую себя никому не нужным прямо сейчас. прямо сейчас я грустно думаю о пустом почтовом ящике и о письмах, ушедших в тишину.
прямо сейчас я смотри в монитор ноутбука, отчетливо осознавая, что я никому не нужен.

@темы: фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее, вероника жива, фрэнк решает умереть., чем хуже боль, тем больше таблеточки, да?

19:53 

откопайте ее, она притворяется!
Пока у меня небольшой писательский кризис, я решила написать про себя.

в тему писательского кризиса

Я очень люблю темные помады. Хотя матушка говорит, что мне не очень-то идет, я чаще всего пользуюсь темными. С ними я чувствую себя намного уверенней, сильнее, нежели чем с нежным розовым блеском. Здесь работает какой-то бредовый психологический фокус.

Здесь дело в другом: я очень не люблю, когда меня тычут носом в мою внешность. Мама под эту категорию не попадает, я с удовольствием всегда выслушиваю мамины замечания и прислушиваюсь к ним. Меня куда больше раздражает, когда средненько выглядящая (не за счёт своей внешности, а накрашенная аки клоун, например) девчушечка, которую – самое главное – я не трогаю, начинает учить меня премудростям красоты.

Есть у меня трепетно любимая помада насыщенного вишневого цвета. На мой взгляд, я с ней выгляжу отлично – матушка моя того же мнения. Вышеупомянутая красотка начинает учить меня, что у меня такая бледная кожа (к слову, я очень люблю свой цвет кожи) и что надо бы мне походить в солярий, чтобы хоть как-нибудь избавиться от этого ужасной вампирской бледности. Здесь я ее мягко прерываю и говорю, что я обязательно подумаю над ее предложением, спасибо. Но красотка все не унимается и начинает говорить, что при таком бледном цвете лица мне никак нельзя носить такую темную помаду. И вообще цвет не мой, мне бы пошло что-нибудь коричневое. Здесь я уже начинаю напрягаться и говорю – да, спасибо, я разберусь.

Но ей все мало. Наша детка говорит, а ты брови подкрашиваешь? Мои брови – мое достояние, мои брови после моей смерти должны выполнить в камне и поставить мне как памятник, я завещаю свои брови своим детям, потому что мои брови – моя любовь. Я, сдерживая рвущееся наружу негодование, говорю, что я не подкрашиваю брови, и почему бы ей не следить за своими бровями? Но красотка говорит, приподняв тонюсенькие нарисованные полосочки и язвительно так говорит, что ее брови как раз-таки в идеальном порядке. В отличие от моих. Они у меня слишком широкие, и темнее, чем волосы.

Честно говоря, здесь я не выдержала и сказала, что моя внешность – не ее дело. Знаете, что она ответила мне? Что ей со стороны лучше видно.

Просто развернулась и ушла, но, право.

@темы: будни, вы так похожи на будни., добро пожаловать в наш дурдом, фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее

01:11 

Frank McEwan know's good sex*

откопайте ее, она притворяется!
Скажу откровенно, только честность перед Edelgarde подтолкнула меня написать этот пост. Речь опять пойдет об отношениях, которых у меня нет.

У меня есть подруга, и сначала я хотела как-то назвать ее для дневника, но потом передумала. У меня есть подруга, ее зовут Ангелина. Она терпеть не может, когда ее зовут Геля\Гелька\Гелюня. Последним прозвищeм ее величала наша общая одноклассница. Ангелина, пожалуй, моя единственная настоящая подруга за многое время. Я очень люблю эту девочку, только с ней я, наконец, смеюсь свободно и открыто; пожалуй, одна только она понимает меня совершенно. У меня есть еще одна подруга, с ней мы, правда вот уже год не общаемся – тот год, что я перешла из 4 школы. Так вот у той моей подруги была любимая фраза. Ты ебанутая, говорила она. На все мои увлечения, страсти, влюбленности у нее был один ответ: ты ебанутая. На всю голову, - так она говорила. А я покорно выслушивала о всех ее новых парнях, звонила в скорую, когда она резала вены и приходила к ней с пиццей посмотреть кино, когда ее бросал очередной парень. Честно говоря, история не про Ангелину, но она здесь тоже замешана.

Однажды Ангелина познакомилась с молодым человеком, назовем его С. Они познакомились в нотариальной конторе, куда моя девочка приходила заверить копии документов для вуза, а он по каким-то своим делам. Он был высокий, широкоплечий и с лихорадочным смущенным румянцем на щеках. У него были кучерявые волосы и милая улыбка. Таким мне описала его Ангелина. Он выходил из кабинета, а она входила. Они столкнулись в дверях, как это бывает в мелодрамах, а потом он ждал ее у выхода из кабинета, и когда они снова столкнулись, он обернулся посмотреть, не обернулась ли она, чтоб посмотреть, не обернулся ли он. Каждый из них обернулся, улыбнулся, и Ангелина счастливая убежала домой и тут же написала мне. Она захлебывалась эмоциями, говорила о том, какой он хорошенький и как он смотрел на нее, а ведь она была в старой футболке и совсем не накрашенная. Лично меня взгляды уже не впечатляют, ноя рада была за Ангелину. Она чудесная. Вечером она с одноклассницей шла на день рождения города, на стадионе проводилось какое-то мероприятие, и они, красивые и накрашенные, пошли туда отдохнуть и повеселиться. Ангелина сказала, что благодарила бога, что не поленилась привести себя в порядок. Потому что когда они стояли где-то на входе, она вдруг услышала, как кто-то кричит «девушка!» и увидела, как парень из нотариуса бежит к ним.

Он был мил и обходителен, и взял ее номер телефона. Он сказал, то его зовут С. И что он будет счастлив погулять с ней. Когда на следующий день они пошли гулять, выяснилось, что С. 24 года, у него два высших образования и собственный бизнес. На следующий день вечером мы с Ангелиной пошли прогуляться по вечернему Б-ску, но стоило нам только начать разговаривать об С., как он позвонил. Он предложил встретиться и погулять, и был непрочь, чтобы я пошла с ними, но я всегда ненавидела роль третьего, потому отказалась. Мы его ждали на площади Ленина и почему-то разговаривали про отцов, дедушек и про тех, кто умер. Было очень грустно, и я чуть не расплакалась, и Ангелина испугалась и запричитала. Эй, сказала она, ты что. Ты что, дурочка, а ну-ка прекращай. Глупости какие-то, но мне стало легче. Через некоторое время появился С., и Ангелина шепнула мне, что хочет знать мое мнение о нем. На поверку он оказался не так красив, как описывала его мне Ангелина, но достаточно приятен в общении – видимо, два образования все же давали о себе знать. Помнится, когда Ангелина позвонила, чтобы узнать, что я думаю о нем, я ответила – рыхлый. С. действительно был не самого спортивного телосложения и, наверное, годам к 40 он превратится в одного из тех пузатых богачей, сыплющих сальными шуточками, которые мне так отвратительны.

Но после двух дней незабываемых прогулок и целомудренных поцелуев в щеку С. пропал. Я говорила Ангелине о том, что мы уже, по сути, взрослые люди, но моя девочка не слушала и убивалась. Она тщательно на протяжении тех двух дней и всей следующей недели взращивала в себе теплые чувства к нему, а он не оправдал ожидания, и исчез с горизонта.

Через несколько недель С. наконец объявился. Он отправил Ангелине сообщение ВК рекламной рассылки. Он директор местного пейнтбольного клуба, приглашал ее принять участие в качестве волонтера в региональном соревновании. Ангелина сказала, едем. А я что? Я непрочь поехать за город.

Мы поехали, понимаете? Потащились к черту на кулички, чтобы Ангелина смогла в последний раз взглянуть на его прекрасное лицо. Это была цитата. Перед этим, правда, мне пришлось сходить к нему на инструктаж, Ангелина не смогла пойти – она работала. На инструктаже кроме меня и С. присутствовали еще 3 юноши-волонтера, но они были исключительно для мебели. Беседовали мы с ним. Я язвила и сыпала сарказмом на его попытки шутить – между прочим, достаточно жалкие. Я решила для себя, что лично мне плевать на него, поэтому могу себя вести как хочу. Итог инструктажа – его мобильный у меня, мой мобильный у него и уговор встретиться в 8:45, чтобы они отвезли нас на соревнования. Проходить они должны были за городом, в спорткомплексе Елисеевы Поля.

Я пропущу то место, где я пересказывала Ангелине ход инструктажа, а она учинила мне допрос с пристрастием. Наутро мы посмотрели на наши градусники и ужаснулись – 7 градусов тепла! В чем ехать? Оделись, как зимой: по три футболки и толстовки сверху. Понадеялись, что не замерзнем. Везли нас три очень симпатичных молодых человека – коллеги С. Мы ехали в машине, раскрыв окан и впустив ледяной воздух внутрь, а из машины мы выпускали звуки «Дявола во плоти» Короля и Шута.

Когда мы приехали, нас радушно встретил С. Ко мне он кинулся чуть ли не с объятиями, а насчет Ангелины – делал вид, что не знает ее и вообще относился к ней примерно как… ну, как к дереву. На меня С. кидал многозначительные взгляды, частенько подходил и спрашивал, не скучно ли мне, причем рядом сидела моя девочка, ее он демонстративно игнорировал, что меня смущало. Как я уже говорила, лично мне на С. было глубочайше насрать. Он не интересовал меня ни в каком плане, разве что, возможно, работодателя для какой-нибудь халтурки.

Одевались мы как мишки на север, а приехали – нам стало жарко. Мы быстренько разделись и остались в нижних футболках, хорошо нам было. Когда внезапно подул ветер, и стало ощутимо прохладней, а тучи закрыли солнце, я сбежала, чтобы накинуть толстовочку. Пока вынимала из сумки толстовку и надевала ее, в домик зашел С. и спросил, не потеряла ли я что-то. Я ответила, что всего лишь замерзла. Видели бы вы, как он переполошился. Кинулся доставать какие-то куртки, пытаться меня в них кутать. На мое суровое «мне и в толстовке хорошо» он никак не прореагировал. Я от него просто-напросто сбежала.

Потом он пытался накормить меня.

Потом он пытался затащить меня на пейнтбольное поле. Поиграть.

Все это он беззастенчиво делал прямо на глазах у моей подруги, и мне было непонятно, перед кем он рисуется? Перед ней? Передо мной? Перед мужиками, типа эй смотрите, какой я мачо, закадрил всех вокруг.

А сегодня утром я обнаружила, что он добавил меня в друзья ВК. Для того, чтобы найти меня, ему нужно было просмотреть страницы каждой Ольги у Ангелины в друзьях. Теперь мне интересно, зачем ему, горной козочке, баян. И что делать, если он вдруг напишет\позвонит с какими-то предложениями погулять или что-то-не-дай-бог-еще.

@музыка: Sex And The Citу main theme

@темы: фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее, добро пожаловать в наш дурдом, глубина грехопадения Фрэнка

12:25 

откопайте ее, она притворяется!
новости с фикрайтерских полей.

я считаю, вы имеете право знать. те, кто интересуется моими фиками, остальные могут листать ленту дальше. прямо сейчас у меня три (когда я до такого докатился?) фика в процессе. один миди-макси — в нем уже почти 10 тысяч слов. со скольки, вы говорите, начинается макси? а у меня еще только вторая глава закончилась, и сюжет только начал развиваться. дай мне бог сил, чтобы не бросить его где-то на середине. я хочу этот текст до дрожи, он мое дитя, которое я хочу родить что я несу, матушки...
еще у меня один мини в процессе, в нем сейчас полторы тысячи слов, сюжет только начал развиваться, так что я планирую еще столько же. это, простигосподи, мой первый фик по макфасси. мой первый рпс-фик, мое первое все. он ужасный, серьезно, но я его хочу.
еще у меня есть фик по доктору кто, в нем сейчас около 1300 слов. там такая ушка, в которой замешаны элевен, клара и мастер (которого я воплотила в новом воплощении, простигосподи, тома хиддлстона). КТО ВООБЩЕ БУДЕТ ЭТО ЧИТАТЬ? это же чистой воды наркомания. я перевираю все, что можно переврать и пишу полнейшую пое... простите, ерунду.

@темы: фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее, добро пожаловать в наш дурдом, глупости

15:01 

откопайте ее, она притворяется!
Однажды моя учительница - она была охотницей поговорить по душам - спросила меня: «Что тебя терзает?» Судя по всему, выглядел я действительно душераздирающе, раз она спросила. Я немного подумал, прежде чем ответить; я хотел, чтобы мой ответ выглядел взвешенным и обдуманным, а не обусловленным лишь моим неуемным юношеским максимализмом. Мой неуемный юношеский максимализм, она очень любила винить его во всех моих грехах. Моя учительница мнила меня святым человеком, а мои проступки - если можно мои ошибки назвать проступками - прощала, виня во всем максимализм. Чтобы не дать ей возможности вновь обвинить юношеский максимализм, я помолчал и подумал, но ответ пришел на язык сразу же. «Что тебя терзает?» - «Я ненавижу себя». Ответ был настолько прост, что мне захотелось рассмеяться, но моей учительнице было не до смеха. Она взволнованно взглянула на меня и сказала: «Тебе не за что себя ненавидеть. Ты прекрасный человек, забудь эти глупости. Когда мене становится плохо, я пишу об этом, и мне сразу становится легче». Сказать по правде, я не считал, что это глупости. Как можно называть глупостью чувство ненависти к себе? Чувство непреходящего одиночества, которое я разделяю только с книгами давно умерших людей. Разве это глупости, если я веду полночные беседы с воображаемым Есениным, который живет только в моей голове? Я не думал, что это глупости, и метод моей учительницы мне не показался достойным доверия, но она настаивала, она требовала от меня, чтобы назавтра я принес ей то, что я написал. Она хотела проверить, как хорошо я справляюсь со своими проблемами. Мне тогда казалось, что в ней живет нереализованный психотерапевт.

Я пришел домой в тот день и, помыв руки, сразу пошел к себе в комнату - есть не хотелось. Я сел за письменный стол и положил перед собой чистый лист бумаги, карандаш и ручку. Некоторое время я думал, что написать. Она сказала мне написать о том, что меня гложет, но это означало лишь написать, что я ненавижу себя. Больше в тот день меня не волновало ничего. Я взял в руки карандаш и посреди листа мелко написал:

я ненавижу себя.

Я долго смотрел на надпись, и чем дольше смотрел, тем сильнее мне казалось, что она не значит ничего. Казалось, что карандашная надпись медленно выцветает, блекнет, словно буквы просачивались сквозь бумагу, желая сбежать от меня. Тогда я взял в руки ручку и аккуратно обвел буквы, привязывая их месту, не давая скрыться. Немного подумав, я дописал снизу карандашом:

и я не знаю, что с этим делать.

Я долго еще сидел и смотрел на надпись: ручкой и карандашом, и чем дольше смотрел, тем отчетливее понимал, что приписка эта абсолютно бессмысленна, ведь - да, я не знал, что делать с ненавистью к себе - я не хотел ничего с ней делать. Мне было спокойно от того, что в моей груди было это чувство. Я был себе отвратителен, я считал себя ничтожным человеком, я не считал себя кем-то стоящим, я не считал себя собой, но я чувствовал к себе хоть что-то. По рассказам, некоторые не испытывали к себе никаких чувств. Я взял и стер карандашную приписку, оставив на большом белом листе бумаги три маленьких слова, написанных синей гелиевой ручкой. Я ненавижу себя. Это была правда, это было честно. И я, удовлетворенный, все еще ненавидя себя, пошел в кухню обедать.

На следующий день моя учительница, сияя энтузиазмом нереализованного психотерапевта, подскочила ко мне, обняла, ласково провела рукой по волосам. У нее была такая привычка - проводить по моим волосам, привычно стянутым в конский хвост, рукой. Ей казалось, так она выражает участие; меня же от этого лишь передергивало - я ненавидел, когда меня трогали за волосы. И самое обидное было то, что она этого не понимала - или не хотела понимать. Когда я говорил ей о том, что мне неприятно, она лишь смеялась, думая, что я таким образом заигрываю с ней. Она игнорировала мои просьбы не нарушать мою зону комфорта, и одновременно с этим читала мне лекцию о том, как важно иметь эту зону комфорта и не допускать в нее чужаков. Возможно, она не считала себя чужаком.

Она спросила меня, выполнил ли я задание и я честно ответил, что выполнил. И протянул ей сложенный вдвое листок. Она разворачивала его, вероятно, предвкушая длинный рассказ о моих душевных терзаниях, потому что три слова повергли ее в шок. Она заволновалась, принялась говорить о том, что она имела в виду не просто обозначить проблему, но раскрыть ее, и тогда я перебил ее. Я перебил ее и спокойно сказал: «Я полностью раскрыл проблему. Моя проблема - если вам так угодно называть мои причуды - заключается в том, что я ненавижу себя. На мой взгляд, здесь больше нечего раскрывать».

Стоит сказать, моя учительница больше не предпринимала попыток провести сеансы психологической помощи со мной, но она привила мне записывать на бумагу слова, которые приходят в голову. Иногда, правда, слова бывают странными и непонятными, но через какое-то время в моей голове появляется мысль, которая все объясняет. Эти слова - что-то вроде ростка, который стоит посадить на бумагу и периодически поливать его, чтобы из него рано или поздно выросла красивая мысль.

@темы: чем хуже боль, тем больше таблеточки, да?, фрэнк страдает, располагайтесь поудобнее, есть вещи лучше философии, а есть и хуже

22:46 

откопайте ее, она притворяется!
главная