лавандовая комната

21:14 

Elysium, Chapter XI

sadsadboypifkin
откопайте ее, она притворяется!
Название: Elysium
Беты (редакторы): я в активном поиске и буду запредельно рад любой посильной помощи.
Фандом: Доктор Кто,Шерлок(кроссовер)
Персонажи: Шерлок Холмс/Клара Освальд; Джон Ватсон; Одиннадцатый Доктор/Амелия Понд, Молли Хупер.
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Джен, Ангст, Драма, Фантастика, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Размер: планируется макси, написано 73 страницы
Кол-во частей: 11/?
Статус: в процессе написания
Саммари:
Что, если собственный разум - твой злейший враг?
Что, если ты не знаешь что реально, а что сон?
Что, если твой друг предает тебя, а твой враг спасает твою шкуру... А потом ты просыпаешься.
Когда ты - герой триллера, сюжет которого тебе не известен. И все твои кошмары внезапно стали реальностью.
Что случается, когда ты попадаешь в капкан, вырваться из которого можно одним способом.
Нужно проснуться.
Проснись!

Предыдущие главы
Поставить лойс на фикбуке
Комментарий к новой главе.
Я писал ее долго. Чертовски. Долго. Нет, мне не стыдно. Да, когда-нибудь я все-таки напишу его. Однажды. Не сегодня. Впереди, кажется, еще около пяти глав. В лучшем случае.


В глаза ударил яркий белый свет, и Клара зажмурилась. Открыть глаза удалось только со второго раза. Сквозь слезы девушка разглядела знакомую комнату с белыми стенами. Стул в центре, на стуле девочка. Синее платье, туфельки, кудряшки. Совсем как в прошлый раз.

Клара резко села на кушетке, спустила ноги на пол и встала. Поспешно оглядевшисьона осмотрела стены на наличие дверей или окон. Девочка не двигалась, лишь улыбалась и исподлобья наблюдала за метаниями Клары.

Здесь должен быть выход, - повторяла про себя Клара. Каждая стена казалась непробиваемо целостной и настолько гладкой, что пальцы соскальзывали, стоило лишь коснуться поверхности.

- Не переживай, - подала голос девочка, - отсюда нет выхода.

Клара повернулась и внезапно оказалась лицом к лицу с девочкой. Малышка казалась самим воплощением спокойствия, в то время как Клара, напротив, тяжело и загнанно дышала; глаза слезились и покраснели, сложно было держать их открытыми, они нестерпимо болели; в голове, казалось, били тысячи набатов, сложно было даже думать. Клара с усилием разлепила губы и прошептала:

- Это все иллюзия.

Клара услышала, как рассмеялась девочка, прежде, чем мир распался на мелкие кусочки.

Как описать зрелище рушащейся действительности и не показаться при этом сумасшедшим? Клара с удивлением и, отчасти, безразличием наблюдала, как лицо девочки стремительно старилось: кожа скукоживалась и съёживалась, отваливалась лоскутами, обнажая гниющую плоть. За считанные секунды от девочки не осталось ничего, кроме скелета с остатками мяса на костях, и синего платья. Ноги у того, что раньше было девочкой, подломились, и оно рухнуло на пол, взметнув гнилостный смрад.

Клара стояла в оцепенении, не готовая ни пугаться, ни действовать. Услышав странный треск за спиной, он вздрогнула и обернулась. По кристально белой стене расползались трещины, словно снаружи кто-то ритмично ударял в одно и то же место. Стены рухнули через раз, два, три… и осыпались белым прахом штукатурки. Вокруг Клары шумела и дрожала оживленная улица. Мимо проносились машины, в абсурдном подобии спешки бежали люди. Неестественно высокий мужчина в длинном черном пальто пролетел мимо нее, что-то яростно втолковывая кому-то по другую сторону телефонной трубки.

Клара в недоумении оглядывалась вокруг, пытаясь понять, где она и как здесь очутилась. Католическая архитектура, странный, отрывистый и местами жесткий язык. Калейдоскоп уличных огней кружил голову, сбивал с толку и мешал думать.

Телефон в руке зазвонил, и Клара сняла трубку не глядя.

- Проснись! – сказал голос Шерлока, и Клара распахнула глаза.

*


- Клара, очнись, ты слышишь меня? Слушай мой голос, Клара, - Джон стоял на коленях возле Клары, пытаясь ее разбудить.

Молли стояла в стороне и испуганно переводила взгляд с Доктора на Шерлока, а они устроили перепалку, грозившую перерасти в драку.

- Это твоя вина. Тебя не было рядом, когда она нуждалась в тебе. (тут есть эмоциональная окраска, так что, может, лучше восклицательные знаки?)

- Ты прав, меня рядом не было, но где был ты? Кажется, ты был с ней и был в состоянии защитить ее, разве нет?

- Это ты затащил ее сюда, кто вообще просил тебя брать ее с собой, она же девушка?!

- И что это значит? По-твоему, девушка недостойна того, чтобы путешествовать в ТАРДИС? Девушка недостаточно умна, по-твоему?

- Она беззащитна. А ты наивно это игнорируешь, эгоистично забываешь про все, кроме собственных желаний!
- Не будь так наивен, - проговорил Доктор, понизив голос, - я никогда не забываю людей, которые путешествуют со мной. (если ты не закончила реплику – ставишь запятую после речи автора, значит прямую речь надо начинать с прописной буквы)

- Именно поэтому ты был так очарован Амелией. Влюблен, поражен, покорен, ослеплен. Ты не замечал ничего. По-твоему, сколько мы здесь пробыли? По-твоему, сколько сейчас времени? Как ты думаешь, где мы вообще сейчас находимся?

- Я… я не знаю, нет. Ты не прав, я не влюблен, Амелия мой старинный друг. Я думал, что навсегда утратил ее, ведь так и было.

Так и было. Он действительно утратил её навсегда в тот самый момент, когда ангел коснулся её. Они больше не могли встретиться, никогда, иначе это вызвало бы коллапс, Вселенная бы сгорела. Их временные линии шли двумя разными путями, которым не суждено было пересечься. Он ведь должен был понять это давно, ещё тогда, когда увидел её в первый раз. И ведь что-то шевельнулось в глубине сознания, но он намеренно потопил эти мысли. Он не хотел ничего знать, он хотел наслаждаться её присутствием. Он хотел в полной мере насладиться ею, повзрослевшей и помудревшей взрослой женщиной, сохранившей очарование ребенка. (тут лучше закончить абзац) Он лгал себе, он лгал всем. Конечно, он любил её. Он любил каждого из своих спутников, но Амелия была особенной. Она была недоступна для него, потому что у него была жена, у Эми был муж, и жена Доктора приходилась Амелии дочерью, и ещё много всяких причин перепуталось. Например, то, что он видел её маленькой и обещал ей вернуться. Он любил её по-отечески, но здесь, в этой богом забытой деревеньке, в сущем рае на земле, он внезапно увидел её с другой стороны. Она была одинока и, отчасти, несчастна; пережитое горе изменило ее, сделало тверже и мудрее, оно заставило ее наконец повзрослеть. И такая – взрослая, женственная, мудрая – она нравилась ему несоизмеримо больше озорного ребенка, которым он её помнил.

Конечно, он был ослеплён. Конечно, он давил в себе мысли и сомнения. Конечно. Он не обратил внимания, что ТАРДИС материализовалась на Земле, а не на Элизиуме, не сложил два и два и не засомневался, что же Шерлок делает на Земле, у его Амелии.

Глупый, глупый старый Доктор. Ослепленный иллюзорным счастьем, которого он так наивно жаждал.

- Какой я глупый, - простонал Доктор, зарывшись пальцами в волосы. – Глупый, старый Доктор, но ведь это же ясно как день, удивительно, что никто не заметил. Хотя, конечно, не удивительно.

- Что? Что тебе ясно? – Шерлок метался за Доктором, пытаясь остановить его, заставить рассказать. Его жгло чувство, что он что-то упускает, что-то, что видят другие, но не он. – Объясни мне!

- Это все иллюзия, причем плохо сшитая, наскоро наметанная. Оно не ожидало, что нас будет много. Все это было приготовлено для тебя одного, но мы внезапно появились и ему пришлось растягивать эту иллюзию на столько человек. Мы с вами спим, и спим давно. А вот Клара как раз-таки проснулась. Или попала в очередную иллюзию.

- Как это возможно? Кто создает эти иллюзии?

- Мы с вами находимся на планете, которая, по сути, является живым организмом. Она питается нашей умственной деятельностью. Показывая нам сны, впуская нас в иллюзию, она заставляет нас испытывать какие-то чувства, размышлять. Она питается нами, в буквальном смысле. Если кто-то просыпается, она теряет его, поэтому она всячески старается удержать его, помещая в новую и новую иллюзию. Это можно сравнить с матрешкой. Ты вылезаешь из маленькой и оказываешься в матрешке побольше. Вылезаешь из неё, но над твоей головой все еще купол. С каждой новой иллюзией она слабеет, теряет драгоценный контроль, открывая нам больше поля для деятельности. О, Клара, умница! Она выбирается, отвоёвывает контроль.

- Как она может это сделать? Перенять контроль?

- Элементарно. Ей нужно добраться до самого центра планеты, в машинное отделение. Планета, конечно, похожа на живой организм, но больше смахивает на компьютер. Всё, что требуется от Клары – хакнуть Элизиум.

Джон поднял голову и произнес:

- Поэтому мы так давно не видели Амелию? Ей не хватает сил на всё?

Доктор хлопнул в ладоши и показал Джону большые пальцы, подтверждая правильность его слов.

- Пойдемте, нам нужно добраться до ТАРДИС, - бросил Доктор через плечо и направился к выходу из дома.

За его спиной послышались торопливые мужские шаги. Выйдя на улицу, Доктор развернулся и уставился на Джона и Шерлока, спешивших за ним.
- Где Молли?

Джон пожал плечами, Шерлок сказал, что в доме ее не было.

- Это хорошо, - пробормотал Доктор, – она теряет контроль. Теряет контроль – теряет людей. Это хорошо.

*


Вокруг нее шумел лес. Ветки густым пологом раскинулись над головой, не пропуская солнечный свет и создавая отдельный мир внутри леса. Пахло хвоей и мокрой землей. Клара медленно продвигалась вперед, отодвигая рукой ветки, висевшие так низко, что касались земли. С очередной ветки за шиворот Кларе попала вода, и она передернулась от холода, внезапно пробравшего до самых костей.

С удивлением Клара обнаружила на себе серебристый защитный костюм. На рукаве была нашита незнакомая эмблема. В замешательстве она огляделась вокруг – она не помнила, как оказалась здесь, что это за костюм и что за место. Внезапно она услышала писк и почувствовала, как на запястье что-то мелко завибрировало. Она задрала рукав костюма и обнаружила широкий металлический ободок, обхватывавший её руку. На ободке мигала красная лампочка. Клара коснулась огонька, и в тот же момент на ободке появилось изображение, и послышался голос:

«Бортовой журнал, запись N-38. День 22.13.46. Мое имя Клара Освин Освальд, я единственная выжившая из экипажа звездолета ЮСС-Элизиум. Корабль потерпел крушение на неизвестной планете. Никого из экипажа обнаружить мне не удалось, считаю их официально пропавшими без вести. Сигнала нет, связаться с Землей не могу. Планету считаю пригодной для существования, атмосфера схожа с земной. Первоочередной задачей ставлю перед собой выживание и попытку наладить связь с Землей или другими планетами с разумными формами жизни. Рассылаю сигнал SOS всюду, насколько его хватит и буду надеяться, что меня услышат. Буду надеяться, что Доктор меня услышит».

На этом запись обрывалась. Больше наручный обруч признаков жизни не подавал.

Клара нахмурилась и подняла голову. Что-то в лесу её настораживало. Что-то было не так, но она все никак не могла уловить, что именно. Клара не смогла вспомнить, как делала запись, и само содержание этой записи ничего ей не дало. Ни где она, ни что она здесь делает. Единственной зацепкой, которая могла пролить какой-то свет на происходящее, было название корабля. ЮСС-Элизиум. ЮСС – значит, корабль не британский.* Настораживало название корабля – Элизиум. Оно отзывалось чем-то смутно знакомым в голове, словно мысль вертелась на кончике языка, но ухватить её все никак не удавалось.

Клара мотнула головой, прекращая безуспешные попытки вспомнить хоть что-то. Судя по всему, она получила травму головы при крушении корабля. Воспоминания ускользали, и это раздражало. Даже пугало, потому что постепенно ускользали самые разнообразные воспоминания – вроде дня рождения бабули или рецепта рождественской индейки. Разочарованно вздохнув, Клара задрала голову вверх, пытаясь сквозь плотный полог листвы разглядеть небо и определить время суток, но сквозь густое переплетение веток невозможно было увидеть даже намека на небо. В лесу царила мягкая полумгла, которая могла означать абсолютно любое время суток. Нужно было найти корабль и побыстрее.

Вот, что удивительно – поблизости не было ни единого намека на крушение корабля, словно не рухнул здесь несколько часов назад огромный исследовательский межгалактический звездолет. Лес безмолвно покачивал столетней кроной. Внезапно Клара остановилась. Она поняла, что именно настораживало её в лесу: здесь было абсолютно тихо. Не пели птицы, не шумела листва в вышине, не гудел ветер, не хрустели ветки под ногами. Клара наклонилась, и не услышала, как зашуршала ее одежда. Она подняла с земли веточку и сломала ее, ожидая услышать хруст, но услышала лишь тишину. Что удивляло, так это отсутствие страха или настороженности. Клара уже с трудом могла вспомнить, что такое страх. Она просто сломанную веточку и продолжила свой путь.

Она шла, и с каждым шагом с её плеч сваливался груз ответственности, тяжесть неверных поступков и грубых слов. С каждым шагом она чувствовала себя всё спокойнее. С каждым шагом из её памяти стиралось одно имя.
Шаг – и она никогда не вспомнит, кто такой мужчина с кудрявыми волосами и слишком острым умом. Второй шаг – и она никогда не вспомнит старого, глупого Доктора в длинном пиджаке и глупой бабочке. Она так и не спросила, в какой области он Доктор. Вряд ли ещё когда-нибудь спросит. Шаг за шагом Клара оставляет прошлую жизнь позади. Все свои воспоминания, всё она забывает.

Через несколько минут – или часов? ¬– она натыкается на обломки корабля. Она просто вывернула из-за очередного столетнего дерева и оказалась на небольшой поляне, заполненной дымящимися обломками.

Первое, что бросилось ей в глаза – чье-то тело. Испуганно зажав руками рот, Клара подошла к нему. Наверное, если бы её голова не была забита словно ватой, она бы услышала его стоны, и поняла бы, что мужчина ещё жив. Выглядел он паршиво: защитный костюм, такой же, как и у Клары, порван, во многих местах опален, а левая нога вывернута под неестественным углом и вся залита кровью – явно перелом.

Клара склонилась над человеком, чтобы получше его разглядеть. Лицо мужчины исказила гримаса боли, но Клара бы не узнала его, даже если бы встретилась с ним в других условиях. Мужчина средних лет, волосы его уже тронула седина. Если бы она ещё могла соображать, она наверняка вспомнила бы его, но Клара с трудом могла вспомнить даже свое имя.

Мужчина так внезапно повернулся, что Клара вскрикнула от испуга. Но не услышала свое голоса. На лице мужчины были написаны страшные мучения, и Клара искренне хотела бы помочь ему. Мужчина что-то сказал, и по губам Клара прочла: «Помогите мне». Но Клара не знала, чем можно ему помочь. Поэтому она лишь растерянно улыбнулась и покачала головой. Тяжело ей давались размышления о чем-то. Она пыталась соотнести страдания мужчины и просьбу о помощи, но ей никак не удавалось связать эти события.

Ничего Клара не поняла, и когда мужчина резким движением руки наставил на Клару пистолет. Кажется, Клара хотела что-то спросить, но она забыла, как это делается. В голове царила густая и вязкая тишина, соображать не получалось, и поэтому она ничего не смогла сделать, кроме как поднять руки к лицу в защитном жесте, прежде, чем мужчина спустил курок.

*


Девушка безвольно осела на землю, но не произнесла ни звука. Она молчала с самого начала, и взгляд её пустых глаз пугал.

Джон выстрелил, чтобы избавить её от страданий. Он сделал это, потому что с ней произошло то же самое, что и с остальными. Мужчина с неясной тоской взглянул на обломки самолета, среди которых, он знал, лежали тела двух его товарищей.

Он уже чувствовал, как стихает шелест листвы вековых деревьев, и как голова его наливается успокаивающей пустотой. Не раздумывая больше, Джон приставил пистолет к своему виску и спустил курок.

*


Амелия плакала, глядя на это.

Красивая и умная Клара, добряк Джон, умнейший человек на всем свете – Шерлок, и милый, милый Доктор.

- Почему ты заставляешь меня это делать? – прошептала Амелия, зная, что девочка её услышит. Услышит, во что бы то ни стало.

- Потому что это должен кто-то делать, - пропела девочка.

- Да, но почему я? Почему я должна причинять боль своим друзьям? Почему я не могу просто спокойно умереть?

Девочка надула губки и потянулась к Амелии за объятиями. Девушка медлила.
- Я бы на твоем месте не противилась, - с неясной угрозой произнесла девочка и помахала ладошками, призывая Амелию обнять ее.

Девушка подчинилась.

- Я заставляю тебя делать это лишь потому, что смерть от рук близких людей – самая милосердная. И ещё потому, что это очень интересный спектакль, в котором тебе, моя милая, ещё предстоит сыграть решающую роль.

- Но почему я? – прошептала Амелия.

- Всего лишь потому, что ты – самая главная слабость Доктора, - сказала девочка и погладила Амелию по голове.

От её прикосновения по спине девушки пробежали мурашки.

* USS – United Space Ship\United Star Ship\United States Ship
HMS – His\Her Majesty’s Ship – Корабль Его\Ее Величества

@темы: фанфикшн, фандомное, доктор ктоктор, гнилая дедукция

URL
Комментарии
2014-11-11 в 22:21 

эггси
Девочка не двигалась, лишь улыбалась и исподлобья наблюдала за метаниями Клары. ооо, самый страшный вид крипоты для меня: когда юность смешивают со статичностью, а вот когда персонаж еще при этом улыбается, то для меня это самое пугающее

Клара повернулась и внезапно оказалась лицом к лицу с девочкой. я вот этот момент так ярко у себя в голове визуализировала, что было бы у меня умение - запилила бы крипи!клип про Клару
Клара с удивлением и отчасти безразличием наблюдала, как лицо девочки стремительно старилось, кожа скукоживалась и съеживалась, лоскутками отваливалась, обнажая гниющую плоть.
вот моя визуализация

2014-11-12 в 19:10 

sadsadboypifkin
откопайте ее, она притворяется!
juli ed mund, кажется, кто-то здесь горит по волчонку? :D
спасибо, что прочитала <3

URL
2014-11-12 в 19:16 

эггси
фрэнк джинджер, я еще не прочитала! у меня просто сегодня-вчера был завал, так что я только первую часть прочитала) сейчас еще кое-что допишу
да, просто у меня в твоем фике вместо девочки почему-то всплывает Стайлз)

2014-11-12 в 23:15 

sadsadboypifkin
откопайте ее, она притворяется!
juli ed mund, ооо, в таком случае, я жду от тебя наиполнейший отчет хд
стайлз он, конечно, стайлз, но я хочу покопаться и найти свою девочку, потому что в голове она у меня есть))

URL
   

главная